Category:

Александр Посикера: надо, чтобы дети увидели музыку не как ноты

Александр Посикера (фагот) и камерный оркестр "В-А-С-Н". Фото: Управление культуры г. Екатеринбурга

Фаготист Александр Посикера - известный музыкант, преподаватель духовых инструментов в Гнесинке, отец троих детей, двое из которых тоже являются музыкантами. Похоже, этот человек точно знает, как учить музыке, чтобы желание играть не пропадало. Мы пообщались с Александром Посикерой перед совместным выступлением с камерным оркестром «В-А-С-Н».

- Александр Николаевич, что привело вас в музыку? А может быть, кто привел?

- У меня родители музыканты, поэтому совершенно естественный путь. Мама очень хотела, чтобы я был музыкантом, меня учили играть на фортепиано. Я поступил в школу имени Гнесиных, но не прошел по конкурсу на фортепиано, меня взяли на гобой. Я проучился там четыре года и в силу разных физиологических особенностей - там требуется определенное строение губ, аппарата - я решил перейти на фагот. И мне кажется, правильно сделал. У меня самого сейчас большая семья, жена и двое детей тоже музыканты, младший сын пока еще маленький. У нас даже есть свой семейный ансамбль, мы каждое лето гастролируем по скандинавским странам.

- На каких инструментах ребята играют?

- Старшему сыну 16 лет, он играет на фортепиано и на кларнете. Средний - на фортепиано. Но мы не ограничиваем себя рамками одного инструмента. Я руковожу коллективом «Classics-art», где мы выступаем как мультиинструменталисты, например, играем не только на фаготе, а еще и на блок-флейтах, на ударных, наша солистка играет на кельтской арфе, моя жена - на фортепиано и классической гитаре. Поэтому детей мы тоже стараемся воспитывать таким образом, чтобы они более широко смотрели на свои возможности, на музыкальный мир, чтобы были развиты более гармонично и разносторонне.

- Как поступают в музыкальной семье, когда ребенок говорит - а я больше не хочу заниматься музыкой, мне это неинтересно. У вас такое возможно?

- Запросто. У нас старший сын - прекрасный музыкант, сейчас заканчивает нашу школу Гнесиных, один из лучших студентов. И два года назад он увлекся точными науками, информатикой. Мы еще об этом ничего не знали, а он сам записался в Ленинскую библиотеку, часами ходил занимался, подтягивал математику, физику и сейчас решил поступать или в МГУ или в Высшую школу экономики. Когда жена об этом услышала, она, конечно, слегка всплакнула (смеется). Но мы же понимаем, что главное - чтобы ребенок был чем-то заинтересован в жизни. И неважно, музыка это будет или что-то другое. Интересно, что после того, как выбор был сделан, сын стал очень здорово и активно заниматься музыкой, видимо, одно другому помогает.

Александр Посикера (фагот) и камерный оркестр "В-А-С-Н". Фото: Управление культуры г. Екатеринбурга

- А если заниматься просто лениво? Вы преподаете в Гнесинке, можете с точки зрения педагога дать совет, как бороться с ленью?

- Как преподаватель могу сказать, что лучший способ избавиться от лени - это заинтересовать человека. Заинтересовать можно разными способами. Молодым людям нужна энергетика, какая-то активность. Важно, чтобы они увидели музыку не как ноты, есть глубина и смысл, который не виден невооруженному взгляду. И моя задача как педагога - раскрыть те вещи, которые не лежат на поверхности. И дети тоже этим увлекаются и заражаются интересом.

- А если лень рассматривать с точки зрения родителя?

- Здесь это близко, родителям тоже важно заинтересовать ребенка. Где-то нужно и настоять. Дети, да и взрослые, часто не видят взаимосвязи своих действий и их результатов. И тогда надо эту связь объяснить. Вот сейчас ты занимаешься, потом у тебя начнет лучше получаться. Когда будет лучше получаться, тебе начнет больше нравиться. Если тебе нравится, что ты делаешь, ты достигнешь новых высот, тебя будут приглашать играть концерты, ты будешь получать от этого еще большее удовольствие. Потому что все знают - это ощущение общения с залом, отдача, которая идет от зала, она дорогого стоит и дети это чувствуют. Когда ты сыграл и всем нравится, все аплодируют. Естественно, это повышает твой собственный статус в твоих же глазах. Это отличный стимул.

- Сложно выходить на сцену вместе с родителями? Не возникает комплексов, вот этого сравнения, что у папы лучше получается?

- На сцене мы делаем разные вещи, у каждого своя роль, свое амплуа и мы стараемся, чтобы они не пересекались. На фаготе в семье никто не играет. Возможно, есть конкуренция между старшим и средним сыном, но у них большая разница в возрасте, что было сделано специально. (смеется)

- Если говорить о системе музыкального образования в стране, как вы считаете, на каком она сейчас уровне?

- Я могу говорить только о Москве и, скорее даже, только о Гнесинке, где преподаю. У нас замечательные условия, 5 лет назад школа переехала и сейчас у нас целый комплекс из четырех зданий в центре Москвы. Это целая система, везде прекрасные инструменты, 98 роялей Steinway, шикарные органы, все по высшему классу. Сейчас в Гнесинку невероятный конкурс, около 80-ти человек на место. Все это накладывает определенную степень ответственности на учеников, на родителей и поэтому результат не заставляет себя ждать. Это уникальный случай, наверное, такого в России больше нет. Я знаю, что в Екатеринбурге есть Фонд Башмета, который помогает Уральскому музыкальному колледжу, делает интересные проекты, привозит отличных музыкантов, но у меня нет возможности оценить результат такой деятельности. Многие жалуются, что здесь мало людей идет в музыку, особенно наши духовые инструменты сейчас находятся в упадке.

- Возможно, потому что в регионах нелегко зарабатывать музыкой?

- Наверное да, но мне кажется, что задача руководителей, педагогов, показать какие-то перспективы. Можно зарабатывать и в регионах. Просто существуют какие-то стереотипы, что классический музыкант попадает в оркестр, получает три копейки, не имеет никакой инициативы и постепенно загнивает. На самом деле современность предоставляет гораздо больше возможностей для самореализации. Постоянно идет синтез искусств, появляются совместные проекты. Важно просто абстрагироваться от рамок и расширить горизонты своего сознания.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic